aif.ru counter
211

Михаил Шаромазов: «Культуру сохранит согласие в обществе»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 28/10/2015

Страсти по Белову

- Михаил Николаевич, открытие музея Василия Белова в «квартирном» формате - событие для нашей области уникальное, но насколько я понимаю, оно могло и не состояться?

- Уникальность события - я думаю, в уникальности человека, музей которого мы открыли. Что касается обстоятельств открытия, то разговоры шли еще с 2012 года. Но когда два года спустя я задал вопрос: «Что с музеем-квартирой?» - выяснилось, что музеям Вологды проект оказался неинтересен. А у нас с вами есть пример с Николаем Рубцовым, когда сохранившихся мест, связанных с его памятью, практически нет. Квартира Белова давала возможность воссоздать реальный мир, в котором он жил.

- В чем была главная ошибка, из-за чего музей «завис в воздухе»? Правда ли, что не было вариантов, кроме как передать квартиру в подведомственность федеральному учреждению, то есть именно Кирилловскому музею-заповеднику, а не, скажем, Вологодскому?

- Органы охраны Вологодской области не поставили квартиру на учет в 2012 году как объект истории и культуры края. Предметом охраны должен был стать интерьер. Тогда совершенно неважно, кому принадлежала бы квартира - федерации, области или частному лицу. Правительство области не смогло направить средства на приобретение квартиры, но мы смогли решить вопрос с приобретением всех экспонатов на федеральные средства. Саму квартиру вдова Василия Ивановича, Ольга Сергеевна, подарила Российской Федерации и официально передала нам для создания музея.

- В доме на Октябрьской, 10 в Вологде - не самые простые соседи. Не возникнет ли бытовых проблем, когда работа музея будет мешать обычным жильцам?

- Нет таких проблем, которые нельзя бы было решить. Возьмите Смоленск и музей-квартиру Твардовского - никому не мешает его существование. Мы делаем своего рода ценз на посещение, таким образом, нет причин все время держать дверь открытой. Записаться на посещение в удобное время можно по телефону, в будущем, я думаю, сделаем сайт в Интернете, чтобы можно было подобрать подходящие часы и оставить заявку прямо там.

- Интернет - это в основном молодая аудитория. Будете придумывать какие-то способы ее привлечь?

- Безусловно. Будут встречи с интересными людьми, будет возможность самим посмотреть электронную версию архива, чтобы увидеть, как Белов работает над словом, как появляется окончательный текст.

В музее-квартире В.И. Белова все останется так, как было при жизни писателя.
В музее-квартире В.И. Белова все останется так, как было при жизни писателя. Фото: АиФ/ Наталья Молчанова

Музейные конфликты

- В Вологде сейчас на слуху скандал с реставрацией дома купца Наумова или, как его называют в народе, «дома кружевниц». Городские власти расторгли контракт с профессиональным реставратором Александром Поповым, а вы наверняка хорошо знаете этого человека и его организацию. Попов, в частности, восстанавливал древнейшую деревянную постройку в Кириллове - церковь Ризоположения. Как думаете, обвинения в его адрес имеют под собой какие-то основания?

- Безусловно, другого специалиста по дереву рядом с Александром Владимировичем поставить сложно. Все, что говорилось о его якобы профессиональной некомпетентности - полная чушь! Но, к сожалению, у Попова нет хорошего менеджмента, из-за этого возникают трудности. Все это накладывается на проблему неритмичности, так скажем, работ, когда заказчик обещает заплатить через 6-8 месяцев, а деньги работникам нужны уже сейчас. На мой взгляд, обе стороны эту реставрацию начали, не совсем понимая, во что ввязались, отсюда и взаимные претензии.

- Еще одна обсуждаемая тема - передача Воскресенского собора в Вологде православной церкви и переезд картинной галереи в здание бывшей типографии. Опять же, учитывая то, что ваш музей расположен в церковных зданиях - ситуация вам наверняка в чем-то близка...

- Давайте сразу оговоримся: требование о передаче здания того же Воскресенского собора со стороны церкви - законное, оно закреплено 327-м федеральным законом, при принятии которого, кстати, были полностью проигнорированы правки, предложенные Минкультуры, и никаких прав музеи не получили. По большому счету, все в таких случаях упирается в мнение и решение власти. Само по себе решение передать галерее здание типографии в центре Вологды - наверно, неплохое, но мы пока не видим, чтобы были выделены средства на приспособление этого здания под музейный объект. При таких раскладах, боюсь, летом следующего года Вологда рискует остаться без картинной галереи, что очень печально: другого такого учреждения в области с такими фондами просто нет.

Что касается взаимоотношений с церковью… Я понимаю чувства людей, которые приходят в Успенский собор в Кириллове (центральный храм ансамбля Кирилло-Белозерского монастыря - Прим.Ред.), чтобы посмотреть на фрески, полюбоваться архитектурой. Но я также очень хорошо понимаю и тех людей, которые идут в собор молиться, и мы не должны им мешать.

- Но в случае с Воскресенским собором мнение той части общества, которая выступала против переезда галереи, собирала подписи в защиту, просто не услышали...

- На любом уровне решение любого вопроса – это преодоление препятствий. В данном случае - собрали пять тысяч подписей и разошлись по домам. Почему было не создать хотя бы инициативный комитет? Не предъявить подписи областным властям, чтобы по крайней мере заранее подыскивалось другое здание и решался вопрос о финансировании? Я, конечно, не думаю, что художники должны скинуться и строить новую галерею. Но они могут объединиться и добиться через Законодательное Собрание выделения нужных средств на новое здание, поскольку департаменту культуры с его нищенским, прямо скажем, бюджетом эта задача не по плечу.

- Как «решается вопрос» в Кириллове? Нет ли риска, что вас тоже будут выселять?

- Музей расположен в церковных зданиях, поэтому совершенно естественно, что с вологодской епархией мы находимся в постоянном взаимодействии. Последний раз я говорил с владыкой буквально за пару часов до вас, он, естественно, заинтересован, чтобы совершались богослужения, но в то же время не запрещает нам заниматься своим делом - сохранением культурного наследия. Мне кажется, в этом мы находим общий язык.

Центр притяжения

- Сейчас в Вологде активно раскручивается туристический маршрут «Насон-город», его постоянно продвигают, под него выделяются деньги. Немного провокационный вопрос: не обидно в этой ситуации за Кириллов? Все-таки «Насон-город» - несколько искусственный объект, а Кирилло-Белозерский монастырь - вот он, настоящий памятник старины, ничего придумывать не нужно...

- Я думаю, в вашей последней реплике уже прозвучал ответ на вопрос. Конечно, в Кириллов надо вкладывать деньги - именно в город, не в музей. У меня самого каждый раз летом проблема - где накормить знакомых, которые приехали посмотреть музей, как разместить в гостинице. Оценивать работу музея, на мой взгляд, нужно не столько по тому, сколько зарабатывает он сам. В Испании есть музей Сальвадора Дали, он самоокупаемый, получает около 14 миллионов евро в год и ничего из бюджета не требует. Но! Люди, которые работают вокруг него, создают инфраструктуру, зарабатывают в общей сложности 184 миллиона! То есть им музей необходим. Когда у нас придет понимание, что вокруг таких объектов, как Кирилло-Белозерский монастырь, можно выстраивать жизнь всего города и района, тогда будет и развитие.

Досье

Михаил Шаромазов родился в 1958 г. в Карелии, окончил институт живописи и архитектуры им. Репина в Ленинграде. Занимался научными исследованиями по древнерусской живописи, с 1987 г. работает в Кириллове, музейную карьеру начинал с должности младшего научного сотрудника. С 2009 года - директор Кирилло-Белозерского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Живет в Ферапонтово.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах