aif.ru counter
507

Фото на память: светопись истории Вологды

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12 23/03/2016

Дорогое удовольствие

- Марина, я знаю, что многие вологжане буквально перетряхивают свои домашние архивы только чтобы найти что-то интересное для вашего музея…

- Нам интересны были бытовые фотографии - как одевались, как встречали праздники, как сервировали стол, как проходилигородские гулянья на рубеже XIX-XX вв. И вологжане откликнулись, стали приносить свои семейные снимки, а кто-то занялся изучением своей родословной.

- Фотографии тогда оформлялись особым образом. Почему?

- Дореволюционная фотография - это довольно сложное изделие, из нескольких слоев. Картонное паспарту, на которое наносится клеевая бумага, затем приклеивается изображение. Чтобы сберечь фотографии от царапин и пыли, их закрывали калькированной бумагой, которая при помещении фотографии в альбом могла убираться. На паспарту указывались мастер-фотограф и адрес. Кстати, после революции паспарту запретили, ведь информация на нем - это своеобразная реклама, свидетельство о мелкобуржуазности.

- Стать фотографом и открыть ателье тогда мог каждый, или были какие-то особые требования?

- Конечно, не каждый. Фотодело было государственным. Чтобы открыть фотографию, нужно было принести справку из полицейского участка о благонадежности и направить заявление на имя губернатора - прошение о получении лицензии. Запрещалось распространять и печатать непристойные изображения.

Фотограф должен был быть отменным художником, прекрасно знать анатомию лица, представлять светотени. Фотографы были людьми состоятельными. Усовершенствованные павильонные камеры с фотографическим затвором могли стоить столько, сколько стоил двухэтажный дом.

Лодка и держатель для головы

- Дорого ли было сделать портрет в таком фотоателье?

- Да, услуги были недешевы - 6 небольших фотографий в начале XX века стоили 1 руб. 20 коп., на эти деньги можно было купить пуд ржи. В Вологде, которая насчитывала около 45 тыс. горожан, по данным научных сотрудников музея Галины Петровой и Ольги Колотиловой, с 1866 по 1917 год было 32 портретных заведения. Кстати, в 20-х годах 20 века они стали соседствовать с парикмахерскими - была даже создана артель фотопарикмахеров.

- Фотографы работали только в крупных городах?

- Из Вологды фотографы выезжали в губернию - обычно молодые, чтобы заработать на аппаратуру, мастерскую. Выезжали и те, кто работал для научных обществ. Например, фотографировали храмы. Благодаря их работе, светом записана история не только Вологды, но и Русского Севера. Кстати, большая подборка снимков, сделанных на стеклянных пластинах, есть в Тотемском музейном объединении, и мы найдем возможность показать ее вологжанам.

Вологжане дорого платили фотографам, чтобы оставить память для потомков.
Вологжане дорого платили фотографам, чтобы оставить память для потомков. Фото: АиФ/ rasfokus.ru

- Вероятно, конкуренция постоянно заставляла вологодских фотографов чем-то отличаться от коллег, удивлять клиента?

- У нас сохранилась реклама фотосалона «Модерн» Кузьмина, первого в Вологде, где использовалось электрическое освещение. А большинство портретных заведений работали тогда только при дневном освещении.

Павильоны представляли собой застекленное помещение со стеклянной крышей. Окна были закрыты занавесками и, в зависимости от требуемого освещения, фотограф открывал или закрывал их. Такой салон долгое время был в Вологде на втором этаже на Советском проспекте, 24-а. Кстати, в дореволюционных мастерских было такое приспособление, которое удерживало сзади головы клиентов. Чтобы они не двигались, ведь тогда изображение бы смазывалось. Держатель мог быть виден на снимках, и тогда его «убирал» ретушер.

- Наверно, и эстетика оформления в каждом была своя?

- Павильоны фотографы оформляли по своему вкусу. Реквизит часто делали из папье-маше - лошадки, лодки, волны, колонны. Создавались уголки, имитировавшие или комнату, или природу. Рисованные задники совмещались, например, с ростовой тумбой, на которую опирались рукой. Иногда салон располагал каким-то реквизитом: шляпами, ярким китайским зонтом. Работы фотохудожников выставлялись в витринах, и прохожий мог выбрать, какая картинка ему нравится. Чаще всего там были свадебные фотографии, детские, семейные.

- Получается, преобладали все-таки постановочные снимки, мало бытовой фотографий, на которой в кадр попадали предметы интерьера, быта?

- Из архива краеведа Александра Сазонова к нам попала уникальная фотография. В Вологде Преполовение - 25 день после Пасхи. Духовенство, горожане крестным ходом прошли на водосвятие на реку Вологду. Качественный снимок, не постановочный. Видны быки от Соборного моста, установлен понтонный мост. Примечателен и другой снимок - бытовая фотография семьи Владимира Обнорского, на которой снято чаепитие с самоваром во дворе дома, где за накрытым во дворе столом собралось несколько поколений.

Беспощадное время

- А после революции отношение к фотографии изменилось?

- К нам часто приносили довольно страшные фотографии, где на групповых снимках вымараны некоторые лица. Даже быть на одной фотографии с врагом народа стало опасно. Где было лицо - стирался светочувствительный слой, замазывали чернилами. Опасны были и подписи.

Изменилось отношение к старинной фотографии. Ее больше не хранили в красивых альбомах, отдавали играть детям. Многие снимки утрачивались, люди боялись подписывать фотографии, даже своим родственникам стараясь лишнего не рассказывать – и в результате мы сейчас просто не знаем, кто на них изображен. Поэтому исключительно важен альбом 1910 года, представленный в экспозиции нашего музея. Это скорее исключение: Валентина Коленецкая, хозяйка, внучка протоирея Александра Мальцева, увезла его с собой в Петербург, он сохранился в революцию, в блокаду, нашел потомков. На оборотной стороне фотографий она подписала, кто это, и родственникам написала своего рода завещание: «Храните».

- В остальных случаях, наверное, сложно восстановить, кто на снимке?

- Да, но все-таки образы, запечатленные тогда фотографами, сегодня вновь обретают имена. Например, один из снимков был найден на чердаке старого дома в Харовском районе. Увидев его в Интернете, женщина из Печоры смогла назвать имена девушек на нем. Вы не представляете себе состояние родных, встретивших своих предков на старых фотографиях! У нас в музее одна посетительница узнала на фотографии свою бабушку.... Счастью не было предела! Не зря приехала в Вологду!

Досье

Марина Критская родилась в Вологде, училась в школе №8, закончила исторический факультет Вологодского пединститута. Работала в школе, с 2004 года - в областном музее-заповеднике. С 2011 года - руководитель музея «Дом купца Самарина».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах