aif.ru counter
234

Безопасность на бумаге. Вологодский спортсмен об уроках трагедии в Карелии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26 29/06/2016

После событий в Карелии, где во время водного похода по Сямозеру погибли 14 подростков, в Вологодской области начались массовые проверки мест детского отдыха. О том, что на самом деле могло стать причиной ЧП, и как обеспечить безопасность детям, АиФ расспросил известного вологодского экстремала, начальника туристско-спортивного лагеря с 25-летним стажем Николая Ваточкина.

Бросили студентов

АиФ-Вологда, Олег Нечаев: - Николай, главный, может быть, вопрос по событиям в Карелии: это единичный несчастный случай, роковое стечение обстоятельств, или все-таки нет?

Николай Ваточкин: - Прежде всего, после этой жуткой беды хочу выразить соболезнования родным и близким погибших ребят. Такого крупного ЧП с детьми на моей памяти не было. Но, как бы страшно это ни звучало, глядя на положение дел в детском туризме, приходишь к выводу, что где-то должно было «рвануть». К сожалению.

- Вот давайте и начнем «разбор полетов». Например, с инструкторов, которые руководили походом.

- Давайте. Система подготовки кадров - инструкторов, гидов, спасателей - у нас разрушена. В Советском Союзе существовала система ВЦСПС, человек приходил к руководству группами после того, как проходил серьезное количество походов простым участником. Если инструктор вел поход первой категории сложности (всего их шесть - Прим.Ред.) с детской туристической группой, то он должен был иметь опыт как минимум второго уровня сложности, то есть у него был запас прочности. В Карелии же были совсем молодые ребята, судя по всему, обычные студенты педколледжа, вообще не имевшие опыта. Если их заставили идти насильно - это просто преступление.

- Неужели в Карелии, в краю озер, не нашлось ни одного опытного человека?

- Там очень сильный водный туризм, но беда в том, что опытные проводники работают в основном на коммерческих группах, где могут иметь нормальную зарплату. В детские лагеря привлекают тех, кто подешевле, студентов - и это очень плохо.

- На 47 детей было всего 4 инструктора. Это вообще нормальное количество, даже если бы речь шла о знающих проводниках?

- Абсолютно ненормальное. Даже если идет большая экспедиция, она обязательно разбивается на маленькие группы, по 10-12 детей максимум, и у каждой должно быть два взаимозаменяемых опытных инструктора. Два - это минимум, понятно, что больше - не хуже.

«Каноэ - судно очень неустойчивое, при любой боковой волне находиться в нем опасно».
«Каноэ - судно очень неустойчивое, при любой боковой волне находиться в нем опасно». Фото: Shutterstock.com

Надежность хромала

- Говорят, что у карельских ребят были лодки, мягко говоря, не подходящие для шторма?

- Каноэ - судно очень неустойчивое, которое совершенно не приспособлено для хождения в волну или на порогах, только для плавания в спокойной тихой воде. При любой боковой волне находиться в каноэ очень, очень опасно. У лодки жесткий корпус, если вода попадает внутрь, судно сразу начинает тонуть. Еще один момент: у каноэ нет обвязки, не за что ухватиться, людей сразу относит в сторону. Насколько я понял, рафт (большой надувной плот - Прим.Ред.) так и оставался на берегу. При такой погоде это явная ошибка: рафт или катамаран утопить практически невозможно, за него можно просто держаться в воде. Плохо, что не было мотора - небольшой лодочный мотор на рафт поставить можно. Это снижает сложность похода, но позволяет в какой-то нештатной ситуации быстро уйти к берегу.

- Сейчас все ведомства кинулись проверять лагеря, но лично у меня вопрос: а где проверки раньше-то были?

- Смотрел по телевидению сюжет про турслет «Каргач» в Череповецком районе, если честно, у меня был шок. На мой взгляд, там нет ничего, что могло бы вызвать такое уж серьезное возмущение. Да, дети спят в палатках, готовят еду на костре. Но именно на это и рассчитаны такие лагеря - ребята не должны воспитываться за компьютером, им надо выходить на природу, преодолевать какие-то трудности, может быть, чего-то они будут лишены в таких условиях. Но только так ребенок почувствует настоящую цену хлеба, воды, каких-то простых жизненных вещей. Другое дело, что да, подчеркиваю, трудности должны быть контролируемыми, и руководить этими испытаниями обязаны опытные люди. Я прекрасно понимаю родителей, которые переживают за детей - как говорится, береженого Бог бережет. Но закреплять в сознании общества образ этаких «концлагерей» - в корне неправильно и не решает проблему. 

- Одна из претензий была в том, что лагерь - несанкционированный.

- А знаете, почему сейчас у нас практически нет «лагерей» именно по названию? Вместо них фестивали, турслеты и так далее? Потому что с валом требований от разных ведомств, которые иногда противоречат друг другу, организовать санкционированный лагерь почти невозможно. И ладно бы, если бы это делалось для того, чтобы помочь. Ни на одном совещании о безопасности детей, на которых мне доводилось бывать, я не слышал ни слова о том, как сделать отдых безопасным. Главное - безопасно написать бумаги, чтобы, в случае чего, крайними не оказались люди, проводящие эти совещания.

Как исправлять?

- И что теперь делать, и как избежать подобных ЧП?

- Есть два пути. Первый - закрыть и запретить. Просто и дешево, собственно, сейчас все к этому и идет. Второй - сделать так, чтобы дети не сидели в городе, но подобное не повторялось. Восстановить разрушенную систему подготовки гидов - проводить не какие-то формальные бумажные курсы, а реальные походы в экстремальных ситуациях. Подумать об увеличении норм на питание. Уже лет 15 они не меняются - около 150 руб. на ребенка в день. Если говорим о реальной безопасности — надо менять снаряжение. Устаревают катамараны, спасательные жилеты теряют плавучесть. Привлекать нормальный медицинский персонал. И почему бы не направлять в лагеря тех же спасателей? Пусть бы сходили с нами на неделю, вот и помощь в экстремальной ситуации. Все можно решить, если действовать не по бумаге, а по здравому смыслу.

Досье

Николай Ваточкин родился в 1963 году в поселке Вожега. Выпускник физмата ВГПУ, работал в школе по специальности, с 1982 года занимается спортивным туризмом. Начальник туристско-спортивного лагеря «Хрустальный горизонт» с 25-летним стажем, в том числе с опытом водных походов, мастер спорта по альпинизму и «снежный барс» (неофициальный титул за покорение всех гор-семитысячников бывшего СССР).

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах