aif.ru counter
188

Евгений Шалашов: «Спонсировать науку обязательно должно государство»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21 25/05/2016

Евгений Шалашов рассказал, кто для него самый «крутой» череповчанин, чем должен заниматься историк, и почему он пошел учить школьников.

Где взять меценатов?

- Евгений, вам, как историку, не кажется, что сейчас в нашей стране все уж как-то чрезмерно увлечены прошлым?

- На мой взгляд, как раз наоборот. Если в советское время действительно была государственная пропаганда, то сегодня все отдается на откуп школе. Очень редко появляются интересные телепередачи по истории, почти нет стоящих художественных фильмов. Хорошо, что есть общественные организации, вроде военно-исторических клубов, куда может податься человек, интересующийся прошлым. Между тем, история была и остается идеологической наукой.

- Как вы думаете, должна ли наука финансироваться из бюджета, или лучше была бы система грантов - в том числе и от частных лиц, каких-нибудь меценатов?

- Русская наука всегда была «детищем» государства. Если государству нужна история и историки, то оно будет финансировать науку. Гранты от частных лиц - вещь очень сомнительная. Деньги, данные частным лицом, следует отрабатывать в интересах частного лица.

- А почему в России сегодня нет меценатов - таких как в прошлые времена? Или они есть, но о них не пишут?

- Меценаты прошлого - Третьяковы, Рябушинские, Мамонтовы и прочие - это капиталисты во втором, а то и в третьем поколении. У них уже было достаточно средств, чтобы потратить их на что-нибудь - заказать картину Серову или открыть театр. Кстати, такая странность: подавляющее большинство меценатов – это выходцы из среды старообрядцев, отличавшейся достаточной строгостью жизни – не спускали деньги на пьянки и на любовниц. Ну а сегодня, чтобы появились меценаты, нужно сделать меценатство, во-первых, модным, во-вторых – выгодным.

Боевую фантастику, написанную историком, с удовольствием читают и взрослые, и дети.
Боевую фантастику, написанную историком, с удовольствием читают и взрослые, и дети. Фото: Из личного архива

Кто круче?

- Кого, по-вашему, можно считать самым мощным, крутым череповчанином? На автобусах, которые ездят в другие регионы, пишут: «Череповец - родина Милютина», «Череповец - родина Башлачева». Это же бесполезно, этих людей никто за пределами города не знает. Если написать «Череповец - родина Мордашова», будет совсем другое дело? Он ведь у нас самый крутой?

- Наверное, «крутость» измеряется по разной шкале оценок. Для меня это историк Николай Чечулин, написавший несколько важных работ по истории Екатерины II. Для кого-то самый «крутой», скажем, его собственный начальник или приятель, умеющий шевелить ушами. А про автобусы трудно судить. Башлачев - имя в России достаточно известное, Милютин – в меньшей степени, хотя мои коллеги-историки из других регионов про него знают. А чтобы написать «Череповец - родина Мордашова», надо спрашивать разрешения у него самого. Не уверен, что он будет счастлив, если его имя появится на пыльном боку автобуса. Кстати, есть еще автобус с именем Верещагина, а Василий Васильевич, как известно, никогда не любил показухи и отказывался от чинов и наград.

Кому учить в школе?

- Вы не только автор книг по истории, но еще и кандидат наук. А при этом преподаете в школе… И ведь ваш случай в нашем городе не единственный. Александр Якунов, например, тоже учительствует. Зачем?

- Могу сказать, что в моей школе работают три кандидата наук. С чем это связано? Наверное, слишком много нас развелось. Раньше кандидатов было мало, работали в вузах. Теперь много, приходится нам, бедным, работать в школе. 

- Насколько в 21 веке изучение истории - книжное дело?

- У нас считается едва ли не доблестью сказать – я сидел в архивах, дышал пылью. Мне и самому приходится ездить в Вологду, Санкт-Петербург, Новгород. Но я бы куда с большим удовольствием остался дома, залез бы на сайт того или иного архива (согласен даже платить за регистрацию) и скачать оттуда нужный мне документ. Или заказать сборник архивных выписок. В той же Германии все документы, касающиеся Средневековья, опубликованы еще в 1970-е годы. Сидеть в архиве – это не задача историка. Наша задача – изучать, анализировать, делать выводы, а не разыскивать тексты. Сегодня же 70-80% времени отнимает именно «отыскание», а все остальное – «изыскания».

Обязательно надо ездить по местам, о которых упоминают литература и история. Я когда-то мечтал побывать в Осло, посмотреть на корабль Фритьофа Нансена, побродить по улочкам Праги, где жил Кафка. Побывал. Но до сих пор не погулял на Патриарших прудах - может, если не Воланда, так хоть кота встречу?

- У нас всегда было модно ругать тех, кто младше. А вы что хорошее видите в тех, кому сейчас 15-17? Что в них лучше, нежели в людях, родившихся и выросших в СССР?

- Ежегодно, в сентябре, старшеклассники мне говорят: «Какие пятиклассники пришли! Наглые! Развязные!» Когда я им говорю, что когда-то тоже самое говорили о них, не верят. У нас хорошая молодежь. А проблемы? Они всегда были и останутся.

Досье

Евгений Шалашов родился в 1966 году. Закончил исторический факультет ВГПИ, затем экстерном - школу милиции при Санкт-Петербургском юридическом институте МВД РФ. Кандидат филологических наук. Работал в краеведческом музее, потом следователем УВД Череповца, журналистом. Последние десять лет занимается преподавательской, научной и литературной деятельностью. Автор романов «Кровавый снег декабря», «Хлеб наемника», «Слово наемника».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах