aif.ru counter
301

Психиатр Ольга Кокарева — о помощи подросткам, которые не ценят жизнь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43 21/10/2015
Алексей Сизов / АиФ

Откуда появляется такая «безбашенность», как взрослым определить зону риска для подростка и как прийти ему на помощь, при этом не навредив, АиФ беседует с детским психиатром Ольгой Кокаревой.

Тонкая грань

- Ольга Александровна, известно, что у подростков есть свои возрастные особенности. Подавляющее большинство людей их благополучно «израстает», однако мы видим, что в последнее время участились случаи гибели несовершеннолетних, в том числе, к сожалению, суициды. В чем причина?

- Для подростков на самом деле характерны некоторые психологические особенности. Они обычно максималисты, у них выражен эгоцентризм, то есть они больше в первую очередь интересуются своим «я» - кто они, почему, зачем, и это «я» превалирует над всем остальным. Они также любят рассуждать о смысле жизни, о вопросах жизни и смерти, при этом недооценивая, так скажем, необратимость последствий своих рискованных действий. Могут стремиться проверить все на практике, склонны к риску и получению драйва.

Но просто так рисковать жизнью подросток все-таки не решится. Можно даже обрисовать психологический портрет потенциального суицидента, обычно эти люди очень чувствительны, ранимы, у них есть проблемы в общении со сверстниками, они «решают» свои проблемы внутри себя, и когда не находят ответа, могут решиться на какой-то отчаянный шаг. Часто они замкнуты, отстранены, или наоборот — отчаянно импульсивны, склонны к резкости.

- Но ведь ребенок может быть и от природы немного замкнут. Где граница, за которой начинается риск? Как ее определить?

- Только наблюдением, причем длительным и регулярным. Если родители знают своего ребенка и видят какие-то резкие изменения: был общительным, и вдруг резко замкнулся, стал отгораживаться от друзей, пропускать школу, или наоборот, из замкнутого превратился в чрезмерно открытого, появились новые увлечения — это должно насторожить. Любые радикальные перемены - повод начать разговаривать с подростком, потому что сам он вряд ли обратится к вам за помощью.

- Если резко замкнулся, понятно — надо вытягивать из «раковины», а когда наоборот? Вроде бы не так плохо, что подросток вдруг стал более открытым?

- Такая экстравертированность может привести в другую сторону. Например, к алкоголю и наркотикам — это ведь тоже по сути своей медленное самоубийство, так что природу этих изменений необходимо выяснять.

Интерес подростка к сайтам
Интерес подростка к сайтам "суицидальной" тематики должен насторожить родителей. Фото: www.globallookpress.com

Услышьте детей

- Подросток — это часто «вещь в себе». Как взрослым, родителям искать к нему подход?

- Первое и главное — просто интересоваться его делами. Зачастую родители в наше сложное время стремятся обеспечить детей материально, чтобы были одеты, накормлены, и иногда не хватает времени на то, чтобы хотя бы минут 15 в день уделить ребенку. Спросить, какие у него друзья, с кем общается, какие успехи или неуспехи в школе. Какой любимый предмет, в конце концов — порой родители и этого не знают. Ежедневно общаясь с подростком, вы гораздо быстрее заметите в нем какие-то изменения.

- Допустим, какие-то перемены заметны. Как действовать дальше?

- Действительно, попытаться вывести на разговор. Он будет упираться, может закрыться в своей комнате. Можно попробовать наладить контакт с его друзьями, выяснить через учителей. У ребенка все равно есть человек, который для него является авторитетом, к которому он, может быть, раньше обращался за помощью: учитель, тренер, наставник, кто-то из сверстников. И ни в коем случае нельзя устанавливать свои правила — запрещать общение, прогулки и тому подобное. Нельзя перегибать палку.

- Что вообще чаще всего влияет на совершение подростками каких-то необдуманных поступков или, не дай Бог, суицидов? Это социальное, материальное положение, отношения с домашними, со сверстниками, что-то еще?

- Эти факторы изучались специалистами, есть определенная градация. На первом месте — отношения в семье. Самое важное. Полная или неполная семья, какие устои, кто играет главную роль. Конфликты в семье — одна из главных причин трагедий, которые происходят с подростками. На втором месте - неразделенная любовь, романтические отношения. Дальше идут конфликты со сверстниками и какие-то неуспехи в учебе, страх экзаменов, страх потерпеть неудачу. Еще один фактор — тяжелые соматические заболевания. Затем — алкоголизм, наркотики и какие-то психические расстройства.

- На первом месте, по вашим словам — семья. Как в ней избежать возможных проблем?

- В семье, на мой взгляд, должны быть равные правила для всех. Ребенок должен быть посвящен в семейные дела. Нужно умение находить компромисс между членами семьи. Другие факторы риска: если в семье есть человек, страдающий алкоголизмом, психическими заболеваниями, или когда семья неполная. В последнем случае опасность в том, что ребенок не видит поведения отсутсвующего члена семьи, и может найти «не те» способы решения проблем. Например, если мальчик растет без отца — он не может на себя примерить эту социальную роль, просто не знает, как должен вести себя мужчина. Обязательно должны помочь родственники-мужчины — дяди, дедушки. Плюс насилие в семье — физическое или психологическое. Заметьте, от материального достатка большая часть из перечисленного не зависит, все упирается в воспитание и взаимоотношения.

- Не менее сложно, наверно, помочь пережить несчастную любовь?

- Это непросто. Надо постараться заполнить пустоту чем-то другим, например, творчеством. Но если ребенок чувствует себя самодостаточным, он сможет найти для себя общение с какими-то другими людьми. Творчество же поможет пережить психологическую боль.

Когда нужна медицина

- В каком случае обращаться к врачам надо уже без вариантов, и никакие разговоры не помогут?

- Подросток может, скажем так, готовиться. Сидеть на интернет-сайтах соответствующей тематики, читать какую-то литературу, закупать таблетки, слишком много говорить, шутить на тему смерти, может даже открыто заявлять о том что никому не нужен, и вам без него будет лучше, все это должно насторожить.

- У медицины есть способы помочь подростку, который, что называется, на грани?

- Специалисты обучаются тому, как разговаривать с такими людьми. Здесь есть свои особенности, ведь у подростка имеются «внутренние резервы», на которые можно опереться. Человек — все-таки общественное, социальное существо, у нас от природы заложено, что мы должны быть с кем-то рядом, что нужна опора. Если вовремя оказать поддержку — подростка можно спасти и «вытащить». Если в семье в принципе воспитывалась ценность жизни, или если заложены, например, религиозные ценности, это тоже может сыграть роль. Наконец, инстинкт самосохранения никто не отменял.

Хочу заметить, сам подросток, конечно, за помощью не придет, он порой и не знает, что есть телефоны доверия, кризисные службы. Кстати, на мой взгляд, информация о них должна быть в учебных заведениях. Но в первую очередь, конечно, бить тревогу должны родители.

Досье

Ольга Кокарева - главный внештатный детский психиатр депздрава Вологодской области. Родилась в Кадникове в 1975 году, выпускница Архангельской государственной медицинской академии 1998 года (педиатрический факультет). Работает в областной психиатрической больнице на должности заведующей детским отделением.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах