aif.ru counter
376

Эхо фестивалей. Как Вологда на неделю превратилась в театральную столицу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 06/07/2016
Наталья Молчанова / АиФ

Тогда и сейчас

АиФ-Вологда, Наталья Молчанова: - Майя Яковлевна, вы приезжаете в Вологду буквально с самых первых «Голосов истории», каким вам запомнился фестиваль тогда?

Майя Романова: - Фестиваль начинался в совершенно особое время. В начале 90-х в моду стали входить уличные спектакли в архитектурной среде. Их ставили и в Архангельске, и в том же Петербурге, в Петропавловской крепости и во Пскове. В какой-то момент стало ясно, что нужно это все объединить, что должен возникнуть фестиваль в историко-архитектурной среде, и Вологда оказалась для этого идеальным местом.

- Насколько высоким оказался престиж вологодского фестиваля?

- Когда этот фестиваль возник, и, может, первые 10 лет своего существования, по своей значимости он был среди самых главных в России. Приехать в Вологду считалось необычайно престижным. Театры специально готовили спектакли для этого фестиваля, с расчетом на эти площадки. Помню, у Софии шли спектакли в постановке Владимира Радуна - псковский театр привозил на фестивали конные, исторические, совершенно немыслимые драмы. Мы, критики, этого бедного Радуна за что только не ругали. Но, когда вспоминаешь, что было яркого, неожиданного в то время, то при всем их несовершенстве думаешь именно про эти спектакли. На самом деле он тогда создавал новую форму существования уличного театра. Это было замечательно. И сам фестиваль был очень свободный, в нем была какая-то смелость, легкость. При том, что спектакли были в основном трагические, атмосфера была очень праздничная. Такая, которой мне, кстати, сейчас не хватает. 

- А сейчас это чувство праздника ушло? Почему?

- Любой театральный процесс отражает свое время. И фестиваль живет в соответствии с настроениями времени, новыми обязательствами, допустим, перед тем же министерством культуры, которое дает на него деньги. Подозреваю, что сейчас руководство области так или иначе зависит от решений министерства, но это мои догадки. Ну и потом, все всегда зависит от людей, которые этим занимаются. Всегда очень важно, для любого фестиваля, как к нему относятся первые лица города и области. Если они считают этот фестиваль своим, нужным, необходимым, если для них важно, чтобы сюда приезжали какие-то замечательные люди, если они с ними общаются, бывают на спектаклях, на открытии и на закрытии, где вручают свои премии сами, не передавая никому на это своих полномочий, то фестиваль и занимает то положение, которое заслуживает.

Магия Вологды

- Почти каждый раз режиссеры на фестивале пробуют осваивать новые сценические площадки. Какие из этих площадок, на ваш взгляд, все-таки оказались более удачными?

- Возможности вологодского фестиваля безграничны. Помните, какие были спектакли великолепные, когда приезжал Марк Розовский, и во дворе мэрии они играли «Песни нашего двора»? Он вписался, это очень важно, когда спектакль вписывается в архитектурную среду. Это то, ради чего создавался фестиваль. Я никогда не забуду, как театр им. Ермоловой привез спектакль «Царь Максимилиан» с Владимиром Андреевым в главной роли. В театре это был довольно малоинтересный спектакль, но, оказавшись в этой среде, он заиграл совершенно иными красками, и произошло нечто, чего не ждали ни артисты, ни те, кто видел этот спектакль в Москве. И такие истории происходили в Вологде регулярно. Допустим, «Самарт» привозил «Василия Теркина» в постановке Александра Кузина. Хороший спектакль, но когда они вышли на эту площадку и когда им помог дождь…

- Не помешал, помог?

- Именно помог! Спектакль заиграл совершенно новыми красками. И это каждый раз либо происходило, либо нет. Либо спектакль погибал на этой сцене, либо приобретал совершенно живое звучание. И таких спектаклей было много. Появилась площадка в Пятницкой башне, когда Борис Гранатов поставил там «Капитанскую дочку», и тут возник совершенно удивительный спектакль, прошло 20 лет, а его все вспоминают, потому что это было какое-то чудо, родившееся на этом месте. Я никогда не забуду безумный совершенно спектакль Зураба Нанобашвили «Сон в летнюю ночь», который решили делать в саду ночью. И публику вели по этим темным аллеям, опять лил дождь… Я уже даже не помню, кто как играл, но я помню, что это тоже было какое-то абсолютное волшебство, в которое тебя вовлекли. Всякий раз, собираясь сюда на «Голоса истории», мы понимали, что какое-то чудо нас здесь точно ожидает.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Святая обитель" областного Драмтеатра. Фото: АиФ/ Наталья Молчанова

- Вологодские театры все-таки в более выгодном положении, ведь у них есть возможность репетировать на площадках, которые другие участники фестиваля видят только в день приезда. Как вам их спектакли на этом фестивале?

- На этот раз Зураб Нанобашвили создал совершенно немыслимое полотно, его спектакль «Святая обитель» произвел на всех очень сильное впечатление. Я также очень люблю театр Бориса Гранатова: та ультратеатральность, которая есть во всех его спектаклях, мне лично очень интересна. Даже финал, который автор инсценировки, знаменитый питерский режиссер Геннадий Тростинецкий потребовал оставить без изменений, они обыграли весьма иронично - Маша в полном здравии и красе сидит рядом с автором, и они читают роман, как бы говорят нам: «У нас театр, мы историю вам рассказали - придумали такой конец. А вообще мы сидим, читаем Пушкина, и вы почитайте «Дубровского», возьмите книжку и почитайте!» А вчера мы увидели спектакль театра кукол «Теремок», который поставил один из выдающихся современных режиссеров Олег Жюгжда. К этому спектаклю можно предъявлять всякие претензии, но он создал совершенно волшебный театральный мир. Пусть этот мир не отвечает нам на все вопросы, но он говорит: «Придумывайте, ребята! Думайте! Пусть сердца ваши чуть-чуть взволнуются». Потрясающая сцена есть просто в этом спектакле, когда сердце замирает.

Сохранить главное

- Сейчас спектаклей стало гораздо больше, Некоторые зрители, купившие билеты заранее, даже продавали их в последние дни фестиваля. Говорят – устали…

- Я думаю, не обязательно на фестивале делать 16-20 спектаклей, как сейчас. На первом фестивале спектаклей было всего семь, и не все они были удачные. Но это уже не имело никакого значения. Потому что была совершенно другая радостная, праздничная атмосфера, шло непрерывное общение. После каждого спектакля театр, только что отыгравший, там же, на сцене Консисторского двора, должен был делать какие- то капустные номера. Такого больше нигде нет, чтобы каждый вечер участники фестиваля могли друг с другом общаться. Да и такого Дома Актера с таким садом и такой площадкой, как в Вологде, нет нигде.

На «Голосах истории» всегда было много импровизаций, много спонтанного, неожиданного, и когда на одном из закрытий театральные критики во главе с Виктором Калишем решили тоже выдать свой капустный номер - это было естественно в тех отношениях между жюри, критиками, театрами, которые возникали в этой среде. Ведь уличный фестиваль должен быть очень демократичным по своей форме, по своему настроению, по своему характеру. Конечно, когда играешь спектакль на открытой площадке, возникает масса проблем, которые надо решать. Сейчас на фестивале научились это делать. Но хотелось бы больше души.

Досье

Майя Романова - журналист, театровед. Родилась в Ленинграде. Закончила филологический факультет Ленинградского университета, сразу после учебы работала в Ленинградском театральном музее. Сейчас живет в Москве, ведущая циклов авторских программ «Радио России» «У театральной карты» и «По обе стороны рампы». Благодаря ее работе в фондах «Радио России» хранится звуковая летопись фестиваля «Голоса истории».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах